БИБЛИОТЕКА ДОМАШНЕГО ПИВОВАРА

 
О компании
Солодовые экстракты
Домашнее пиво и вино
Инструкция
Наборы для приготовления пива дома
Часто задаваемые вопросы
Библиотека домашнего пивовара
Домашнее вино и квас
Микро-пивоварни
На главную

 

Пиво в Америке: возвышение пивных баронов.

Карл Миллер
18 мая, 2001 - BeerHistory.com

Быт американской пивоварни 19-го века требовал, как минимум, крепкого здоровья. Работа была трудна и продолжительна. Но для многих немецких иммигрантов работа на пивоваренном заводе была желанной привилегией. В немецкой диаспоре местная пивоварня зачастую являлась ее центром. Лагер, в конце концов, лежал в основе ежедневной жизни многих немецких иммигрантов, и его изготовители гордились созданием cамого лучшего пива, на какое они были способны. Мастера-пивовары пользовались несравненным уважением, имея статус своеобразной знати. И владельцы пивоварен - с их значительным состоянием и положением в землячестве - воплотили сам успех в Америке немецких переселенцев. Их процветание стало возможным благодаря более чем четырем миллионам немцев, которые покинули свою родину в течение второй половины 19-ого столетия ради новой жизни в Америке. Не удивительно, что извечное пристрастие немцев к пиву, было одной из тех немногих драгоценных традиций, не забытых в ходе этого великого исхода.

Когда массы иммигрантов высадились на американских берегах, пивоварение вступило в новую эру. Названия Буш, Пабст, Шлиц, Рупперт, Эхрет и многие другие стали синонимами слова "пиво", и вскоре им было суждено встать в один ряд с самыми громкими именами всей американской промышленности. Без сомнения настал век "пивных баронов". Самые первые немецкие пивовары в Америке в силу обстоятельств готовили только пиво верхового брожения в английском стиле - главным образом эли и стауты. И только когда из Европы в 1840-50-х годах были завезены пивные дрожжи низового брожения для производства лагера, немецкие пивовары получили возможность производить лагер в баварском стиле и золотой пильснер, которые в конце концов стали в Америке их торговой маркой.

Один старый иммигрант так прокомментировал долгожданное прибытие лагера в его город: "Взяв кружечку лагера, налитого из крана, будучи в стране крепких напитков, какой немец, любящий выпить, не почувствует глоток родины?" И чувство это они частенько испытывали.

К середине 1870-ых число пивоваренных заводов, работающих в Америке, достигло поразительной цифры - 4000. За последующие двадцать пять лет производство пива подскочило от приблизительно 10 миллионов баррелей (по 31 галлону на баррель) почти до 40 миллионов баррелей в год. Владельцы пивоварен, которые когда-то по 18-часов работали, надрываясь c солодовыми печами и сусловарочными котлами, теперь начали пожинать плоды своих трудов. Поскольку бесконечный поток иммигрантов из Европы не иссякал, фактически в каждом городе появились пивоваренные династии. За редким исключением их возглавляли исключительно одни немцы.

В Cент-Луисе Адольфус Буш принялся за преобразование хиреющей пивоварни своего тестя, Еберхарда Анхеусера, в великую империю. Адольфус, возможно больше чем любой другой пивовар, известен своей яркой, почти бесстрашной натурой. Неустанно продвигая свое пиво Будвайзер, он ездил по стране в роскошном железнодорожном вагоне, нескромно названном "Адольфус". Вместо стандартной визитной карточки молодой предприниматель вручал друзьям и деловым партнерам позолоченный карманный нож со своей торговой маркой. На ноже имелся глазок, в который можно было увидеть изображение самого Адольфуса. Когда он проходил мимо, его рабочие кланялись ему из уважения. Он любил приговаривать: "Смотрите, прямо как der king!" (айн король)...

В Нью-Йорке владелец пивоваренного завода Джордж Эхрет наслаждался подобным же величием. Нежно прозванный "сумасшедшим голландцем", несмотря на его немецкое происхождение, Эхрет был наиболее могущественным пивным бароном. Всего лишь через двенадцать лет после основания в 1866, пивоваренный завод Эхрета - Эхретс Хэлл Гэйт Брюэри (Hell Gate - врата ада, завод получил свое название в честь местности, в которой он был расположен) стал производить большее пива, чем любой другой пивоваренный завод в стране. Вкладывая значительную часть своей прибыли в недвижимость, "сумасшедший годдандец" в конечном счете занял место рядом с пресловутыми Асторами по cтоимости принадлежащих ему в Нью-Йорке домов.

Однако, сердце нью-йоркцев завоевал конкурент Эхрета, пивовар Джекоб Рупперт. Полковник Рупперт, как известно, купил "Нью-Йорк Янкис" в 1915 и вывел бейсбольную команду в лидеры Американской Лиги тех дней. Используя громадные прибыли с пива, полковник построил "Стадион Янки" и купил талантливых игроков типа Бэйб Рута и Уэйта Хойта. В течение двадцати четырех лет, пока полковник владел командой, команда Янки выиграла семь мировых первенств и могла похвастать самыми лучшими в истории игроками.

Но, конечно, никто не сравнится с пивными баронами из Милуоки, города, фактически построенного на солоде и хмеле. Невообразимое количество пива, выпитого в 19 веке в этом городе, породило популярный термин "милуокский зоб," который используют для обозначения округлого живота. В известной шутке того времени говорилось, что каждая раковина в Милуоки имеет три крана - один для горячей воды, один для холодной воды, и самый большой - для пива. Капитан Фредерик Пабст, возможно, может рассчитывать на львиную долю репутации Милуоки как признанного мирового центра пивоварения. В 1893, капитан стал первым пивоваром в Америке, который продал более одного миллиона баррелей пива всего лишь за один-единственный год. Хотя большая часть пива была разлита по деревянным бочонкам, пивоваренный завод использовал каждый год 300000 ярдов синей ленты для обвязки горлышек бутылок популярной марки "Пабст отборное"! Название, конечно, было позже изменено на "Пабст Синяя лента".

Для бесчисленных немецких иммигрантов конца 19-го столетия лагер означал отнюдь не богатство и успех, как это было у пивных баронов. Лагер являлся, возможно, в большей степени, чем что-либо другое, социальной иконой. Это пиво представляло семью, друзей, и немецкий дух товарищества. И нигде это не было так истинно, как в местном пивном саду. Место для уикэнда выбиралось среди тенистых деревьев и широких лужаек.

Типичный пивной сад подстригали, чтобы он представлял собой совершенное место для этого очень важного вида времяпрепровождения 19-ого столетия - осушения янтарной жидкости. В конце концов, пивной сад обеспечивал кое-что такое, что большинство американских иммигрантов не могли получить нигде в другом месте - кое-что, что немцы назвали gemutlichkeit (уют). Но типичный пивной сад предлагал гораздо больше, чем только пиво и gemutlichkeit. Здесь была и музыка, и танцы, спорт и досуг. Это было событие для всего семейства, оно обычно продолжалось весь день, от восхода до заката. Действительно, для народных масс, главным образом из представителей рабочего класса, пивной сад был оазисом в их будничной жизни. Как таковой, он играл важную роль в жизни бесчисленных иммигрантов.

Милуоки, конечно, был бесспорным лидером по количеству (и экстравагантности) пивных садов. Соревнования между десятками пивных садов города были жесткими, для завлечения большой толпы любителей попить пива применялись все виды развлечений.

Пивной сад Луеддеманна, например, как-то представил "смелую и красивую" исполнительницу, которая подожгла себя и нырнула в реку с высоты в 40 футов к великому восхищению зрителей. Однако, те сады, которые принадлежали лично пивным баронам, представляли наиболее популярные развлечения.

В 1879, пивоваренный завод Шлица купил местный пивной сад и превратил его в великолепное место отдыха, соответственно переименованное в парк Шлица. Большой сад был настоящей меккой развлечений, в нем были концертный павильон, зал для танцев, кегельбан, буфеты, выступали исполнители: канатоходцы и другие циркачи. В центре парка был холм, на вершине которого стояло трехэтажное пагодоподобное строение, из которого открывалась панорама города. Ночью сад красиво освещали 250 газовых шаров, которые тянулись вдоль террасы центрального холма. Парк был популярным местом политических собраний. Среди тех, кто выступал с речами в Парке Шлиц были Гровер Кливленд, Уильям Маккинли, Теодор Рузвельт и Уильям Дженнингс Брайен.

Чтобы не быть обойденным своим земляком-конкурентом, Капитан Пабст организовал в Милуоки Пабст Парк (помимо других пивных садов). Место отдыха занимало площадь в восемь акров, его знаменитостью были американские горки длиной 15000 футов, увеселительное заведение "дворец Катценджеммер" ("дворец кошачьего горя", кошкин дом) и причуда, рекламируемая как "самая маленькая действующая железная дорога в мире." Регулярно проводились шоу в стиле Дикого Запада, живые оркестры исполняли музыку семь дней в неделю все лето. Конечно, помимо аттракционов, всегда под рукой был бокал с холодным пивом "Пабст" за 5 центов.

Источник: выдержка из статьи "Возвышение пивных баронов", Страница Истории Американской Пивоварни.

Перевел на следующий день после пива: Афасижев Ким 24/08/01

Вернуться в Библиотеку

наверх

Реклама: